Нашли ошибку?
Выделите ее мышью
и нажимте Ctrl+Enter

История вокзала

13 апреля 1891 года начались работы на линии Златоуст-Миасс Самаро-Златоустовской железной дороги, проходившей в 4 верстах от Миасского завода. А 25 ноября 1892 года произошло официальное открытие железнодорожной линии от г. Златоуста до г. Челябинска. По прибытии первого поезда на ст. Миасс собрались некоторые члены миасского общества. С этого дня началось ежедневное движение товарно-пассажирских поездов прибывающих из Златоуста в Миасс.

Станция стала отправной точкой в строительстве Сибирской железной дороги . В 1892 году открыто движение на Челябинск. В 1903 году по станции прошёл первый поезд Санкт-Петербург — Москва — Владивосток. В 1958 году открыто движение на Учалы. С 1981 года пассажирские поезда останавливаются только на новом вокзале станции Миасс-I (административно это одна и та же станция, старый вокзал сохранён как остановочный пункт).

Первоначально здание вокзала было деревянным. В начале XX века было построено новое здание из чашковского крупнозернистого гранита в стиле модерн. Первоначально здание не отличалось от обычных для того времени. Однако центральный вход позднее был заложен и сдвинут, тем самым образовав несимметричную постройку, благодаря чему хорошо читается внутренняя планировка. Было время, когда здание вокзала побелили, но потом вновь вернули ему первоначальный вид.

Большевики и нападение на вокзал

1907 год. Официально РСДРП отказывается от захватов. Однако, процесс продолжается, просто перед каждым делом участники пишут заявление о выходе из партии. 8 сентября (в ночь с 27 на 28 августа.) 1909 года произошел «Миасский экс» - налет на почтовый поезд на станции Миасс

Организаторы

Организаторы: В. Сидоркина, И. Хрущев, В. Алексеев, Анохин, Мячин, О. Брагина. Всего было порядка 17 человек. Попытка захвата столкнулась с ожесточенным сопротивлением. Группа захвата с боем ворвалась в здание вокзала, где, в дальнем зале, забаррикадировались кассиры с ценностями, и взорвала пороховым зарядом запертую дверь. Убиты семь охранников и полицейских. По другим данным – 4 убитых 10 тяжелораненых.

Добычей боевиков стало несколько банковских мешков с деньгами на сумму (по разным источникам до 86 тысяч) около шестидесяти тысяч рублей и добытое в долине реки Миасс золото сумму (по разным источникам) от 24 до 23 килограммов. Вероятнее всего командовал группой Константин Алексеевич Мячин.

Боевики отцепили от состава паровоз и на нем двинулись на станцию Сыростан, разрушая на пути телеграфную связь. Не доезжая до станции, высадились, паровоз без людей пустили в обратном направлении, а сами ушли по тайным тропам в тайгу. Согласно некоторым данным, в группе был осведомитель, поэтому четверо из группы - Иван Осокин, Петр Зенцов, Вера Тарасова, Екатерина Тарасова были арестованы.

Во второй половине сентябре 1909 года из Петербурга в Челябинск через станцию Златоуст в мягком вагоне проследовал 28-летний столичный адвокат, уже получивший большую известность за блестящее ведение защиты в политических делах. Его наняли за 10000 рублей для защиты этих людей в суде.

Звали адвоката Александр Федорович Керенский. Всех приговорили к смертной казни, но заменили ее каторгой в Александровском централе в Сибири.

Деньги использованы на финансирование партийной школы группы "Вперед" на острове Капри. Понятно, что хранителем этого «общака» был Максим Горький. В том числе в школе преподавал Троцкий. Немного истории о некоторых участниках:

Владимир Алексеев, сын купца. Освобожден в феврале 1917-го, не стал членом РСДРП. Создал кондитерский завод. Уфимский витаминный завод и есть заложенное Владимиром Алексеевым предприятие. Умер в 1946 году, в нищете и забвении.

Константин Алексеевич Мячин – это настоящий революционер, рассказ о нем не укладывается в рамки данного материла, но его жизнь воистину неординарна, событийна и противоречива, как и вся история России, непредсказуемая в своих импровизациях.

Мячин К.А. род. в Оренбургской губернии. С 13 лет проживал в Уфе. В 1904 году достиг совершеннолетия и вступил в нелегальное большевистское формирование под названием «Боевой отряд народного вооружения» г. Уфа. Дерзкий, расчетливый и отважный Мячин стал лидером боевых групп по захвату в этом регионе. Участвует в операции по расстрелу царской семьи. Преследуется Колчаком, едва не лишается жизни в тюрьме у Колчака. Сделка с Чехами его освобождает. Изменяет советской власти, уезжает в Китай, вести революционную борьбу. Работает на советскую разведку. Попадает в тюрьму. Интернируется в Россию и строит Беломор. 1933 году его условно-досрочно освобожден. Расстрелян Мячин (он же Василий Яковлев он же Стоянович) на Лубянке, в 1938 году после 15-минутного суда.

Арест «первого чекиста» Украины на миасском вокзале, 15 апреля 1939 года.

Источник miass.ru

Подробности того, как и почему "первый чекист Украины" Александр Успенский оказался в Миассе, нашлись в интернете, где опубликованы рассекреченные документы по этому делу. Вот что нам удалось узнать из очерка кандидата исторических наук Иосифа Тельмана "Утопленник в бегах"…

15 ноября 1938 года нарком внутренних дел Украины, комиссар государственной безопасности 3-го ранга Александр Иванович загадочно исчез.

Накануне он работал в обычном режиме: принимал людей, допросил нескольких арестованных, просматривал документы к очередному заседанию тройки, читал поступившую почту, в шесть вечера уехал домой, через три часа возвратился.

До пяти утра сидел в кабинете, не отвечая на телефонные звонки, и над чем-то усиленно работал. Сотрудники решили, что их шеф, по-видимому, готовится к выступлению на пленуме ЦК компартии республики.

С рассветом Успенский вышел из здания НКВД Украины, сказал шоферу, что домой пойдёт пешком. Но на следующий день его не оказалось ни дома, ни на работе.

Помощник и секретарь открыли дверь его кабинета запасным ключом, и нашли записку: "Прощайте, все хорошие товарищи! Труп мой ищите, если он нужен, в Днепре. Так вернее - застрелиться и в воду... Без осечки. Успенский".

Одежда наркома, аккуратно сложенная, обнаружилась на берегу Днепра, там же были документы. Самого же утопленника, хотя были привлечены опытнейшие водолазы, так и не обнаружили.

И тогда в Москве и Киеве пришли к выводу, что это инсценировка самоубийства. "Утопленник" - он же нарком, комиссар госбезопасности - сбежал и где-то прячется от своих бывших коллег.

Дело Успенского контролировал сам Сталин. Были созданы специальные группы по поиску беглеца в масштабе всей страны. Фотографиями Успенского с описанием его примет снабдили всю милицию, включая транспортную.

В штаб по розыску поступали сигналы, что там-то и там-то видели Успенского. Но все они оказывались ложными…

Успенский же в ночь побега явился на вокзал, сел в поезд до Воронежа (билет заранее купила и передала ему вместе с вещами жена Анна), но вышел не в Воронеже, а в Курске и четверо суток отсиживался в квартире паровозного машиниста.

Затем отправился в Архангельск в надежде устроиться на работу (там всегда нужны были рабочие на лесоразработках). Однако сотрудники отдела кадров, поглядев на импозантную фигуру бывшего наркома и его мягкие, ухоженные руки, решили, что на лесоруба он никак не тянет.

Первым же поездом Успенский отправился в Калугу и представился ночному сторожу, у которого снял квартиру, таким образом: "Командир в запасе. Готовлюсь поступать в Военную академию".

Устроился сторожем в промысловой артели. Как-то, придя после дежурства, узнал от хозяина о визите участкового, который желал переговорить с квартирантом, - и рванул в Москву к бывшей любовнице. Та, сообразив, что за содействие врагу народа её расстреляют, выгнала Успенского из дома.

Тем временем арестовали жену Успенского Анну, которая под пытками вспомнила, что видела у мужа паспорт на имя Шмаковского Ивана Лаврентьевича. Областные управления НКВД тут же получили дополнительную ориентировку с указанием примет Успенского.

Подобно загнанному зверю метался по стране бывший первый чекист Украины в надежде найти для себя хоть какое-то пристанище.

Побывал в Арзамасе, в Куйбышеве, Свердловске. Добрался даже до Оренбурга, где когда-то работал начальником областного управления НКВД.

Вышел на перрон, увидел начальника линейного отделения милиции Комарова, с которым был ранее знаком, тут же помчался в кассу и купил билет на первый попавшийся поезд до Уфы, а оттуда в Челябинск.

Оперативники, между тем, расширяли сферу поисков. На всех железнодорожных станциях проверялись корешки квитанций на багаж, сданный в камеры хранения.

- Когда поймаете Успенского? - допытывался Сталин.

Чекисты старались изо всех сил, но доложить об успехе не могли.

…15 апреля 1939 г. в камеру хранения станции Миасс некий гражданин Шмаковский сдал большой чемодан. Когда чемодан открыли, то среди личных вещей обнаружили револьвер с запасом патронов.

Камеру хранения взяли под круглосуточное наблюдение. Владелец чемодана должен был вот-вот появиться. Однако в тот день он не пришёл…

Александр Иванович приехал в Миасс, чтобы устроиться здесь на работу. От попутчика в поезде, работавшего на золотых приисках и хваставшегося хорошими заработками, узнал, что на прииске не хватает рабочих. И Успенский решился попытать счастья. Однако в отделе кадров, подтвердив, что рабочие нужны, потребовали военный билет и прописку… К тому же кадровик сказал, что он "слишком смахивает на интеллигента".

Так что в Миассе тоже ничего не выгорело. Опять надо было бежать, но куда?..

Приехав на вокзал, нарком зашёл в ресторан, заказал обед и сто граммов водки. Оглянувшись, заметил в дверях очередного посетителя и нюхом профессионала опознал в нём чекиста.

Бросился бежать, но далеко не ушёл.

- Гражданин Шмаковский? Иван Лаврентьевич? Проедемте с нами!

Звонко щёлкнули наручники. Успенский шел по миасскому перрону в плотном кольце своих недавних коллег. "Мучительный конец лучше бесконечного мучения", - вспомнилась фраза, так любимая Ежовым…

Успенского доставили на Лубянку, допросили и поместили в Сухановскую тюрьму. Понимая, что обречён, нарком признавался во всём, что ему хотели приписать, - и в шпионаже в пользу Германии, и в участии в возглавляемой Ежовым террористической организации, и во многом другом.

27 января 1940 года дело Успенского рассматривала Военная коллегия Верховного суда СССР - и приговорила его к расстрелу. В тот же день приговор был приведён в исполнение.

За помощь мужу в организации побега была приговорена к смертной казни и Анна Успенская - жена наркома.

Так бесславно закончилась жизнь Александра Успенского, которому прочили должность заместителя наркома внутренних дел СССР.

А как же он дошёл до жизни такой?..

Родился Александр Успенский в Тульской области в семье лесного сторожа. После окончания начального училища поступил в духовное училище. Через два года, в 1918 году, училище разогнали, и шестнадцатилетний подросток устроился продавцом в бакалейной лавке в Туле.

Там долго не задержался, поступил в милицию, почти сразу же стал начальником районного отдела, а в 1922-м его перевели в губернское ГПУ. Быстро поднимаясь по карьерной лестнице, дослужился до начальника Оренбургского управления НКВД.

В Оренбуржье опять проявил себя как "специалист" по фальсификации дел. Организовал ряд "громких дел", в том числе дело о мифической белогвардейской организации, имевшей якобы войсковую структуру, по которому было арестовано несколько тысяч человек.

С Хрущёвым, сотрудничество с которым началось ещё в Москве, Александр Иванович связи не терял. Бывая в столице, заходил к Никите Сергеевичу, и тот всегда его принимал по-дружески.

В январе 1938 года Хрущёва направили на Украину - первым секретарем ЦК Компартии республики. Согласовывая со Сталиным, кого взять с собой в Киев, Хрущёв сказал, что наркомом внутренних дел Украины Ежов рекомендует назначить Успенского.

С приездом Хрущёва и Успенского репрессии в Украине усилились. Поиски "врагов народа" под руководством нового наркома велись денно и нощно.

Вскоре в Киев приехал Ежов, чтобы вместе с Успенским нанести "сокрушительный удар по окопавшимся в партийных, советских и хозяйственных органах республики шпионам, вредителям и диверсантам".

Нарком Успенский получил от Ежова санкцию на арест 36 тысяч человек с указанием решить их судьбу во внесудебном порядке - постановлением тройки при НКВД Украины.

В Киеве уже поговаривали, что "первый чекист Украины" скоро переберется в Москву и займет кресло заместителя наркома внутренних дел. Но…

В ноябре 1938 года неожиданно позвонил Ежов: "Тебя вызывают в Москву. Плохи твои дела. Сам смотри, как и куда тебе ехать…". Вот тогда и пришла мысль бежать, чтобы не отвечать за содеянное...

Справка из Вики

Сын лесника. Родился в селе Верхний Суходол Алексинского уезда Тульской губернии. Окончил школу (1910), начальное училище (1910—1912), Тульское 2-х классное училище (1915), 2 класса духовного училища (Тула, 1917).

С февраля 1918 — секретарь Суходольского волостного комитета бедноты, заведующий отделом печати. С мая 1919 начальник Алексинской районной милиции. В августе 1920 переведен в ВЧК — далее секретный уполномоченный, начальник информации политического бюро Алексинской уездной ЧК.

Член РКП(б) с сентября 1920. В сентябре 1923 — марте 1927 начальник экономического отдела (ЭКО) Тульского губернского отдела ГПУ. С марта 1927 начальник ЭКО полпредства ОГПУ по Уралу, с сентября 1931 по май 1933 — начальник ЭКО полпредства ОГПУ по Московской области, одновременно с ноября 1932 — помощник полномочного представителя ОГПУ по Московской области. С мая 1933 до июля 1934 — заместитель полномочного представителя ОГПУ по Московской области. С июля 1934 до февраля 1935 — заместитель начальника Управления НКВД по Московской области.

С 19 февраля 1935 до 28 февраля 1936 — заместитель коменданта Московского Кремля (Ткалун) по внутренней охране.

При введении персональных специальных званий присвоено звание старшего майора государственной безопасности (29 ноября 1935).

С 28 февраля 1936 до 16 марта 1937 — заместитель начальника Управления НКВД по Западно-Сибирскому краю.

С 16 марта 1937 года — начальник Управления НКВД по Оренбургской области. Этот период отмечен вхождением в состав особой тройки, созданной по приказу НКВД СССР от 30.07.1937 № 00447 и активным участием в сталинских репрессиях.

12 декабря 1937 года избран депутатом Верховного Совета СССР 1-го созыва.

25 января 1938 года назначен наркомом внутренних дел Украинской ССР. В этот же день Успенскому присвоено звание комиссара государственной безопасности 3-го ранга.

Получил от Ежова санкцию на арест 36 тысяч человек.

С 18 июня 1938 года — член Политбюро ЦК КП(б) Украины.

14 ноября 1938 года, понимая, что поступивший вызов в Москву за «повышением» означает последующий арест, имитировал самоубийство, оставив в служебном кабинете записку «Ищите труп в Днепре…» Этим он отвлёк сотрудников НКВД, так как в Днепре был найден его китель и фуражка, и, пока НКВД проводил поиски в Днепре, Успенский бежал в Воронеж. Жил по заранее заготовленным поддельным документам на имя рабочего Ивана Лаврентьевича Шмашковского в различных городах РСФСР. Был объявлен во всесоюзный розыск.

10 января 1939 года был упомянут в письме ЦК ВКП(б) региональному партийному руководству, наркомам Внутренних дел, начальникам УНКВД о необходимости пыток: «Опыт показал, что такая установка [на меры физического воздействия] дала свои результаты, намного ускорив дело разоблачения врагов народа. Правда, впоследствии на практике метод физического воздействия был изгажен мерзавцами Заковским, Литвиным, Успенским и другими…»

15 апреля 1939 года арестован в Миассе (Челябинская область).

В ходе следствия признал себя виновным как в контрреволюционном заговоре, в который, с его слов, был в 1934 году вовлечён тогдашним замнаркома Г. Е. Прокофьевым, так и в шпионаже в пользу Германии (якобы был завербован своим бывшим начальником Г. П. Матсоном ещё в 1924 году). 27 января 1940 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Успенского к расстрелу. Расстрелян в тот же день на полигоне «Коммунарка». Не был реабилитирован.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter