Нашли ошибку?
Выделите ее мышью
и нажимте Ctrl+Enter

Первый общественный транспорт и остановка Мотовозная

Остановка Мотовозная. Название произошло во время войны. В Миасс был эвакуирован УралАЗ (тогда УралЗИС). Общественного транспорта не было, автобусы появились позже, и нужно было возить рабочих. Мотовоз представлял некое подобие поезда с автомобильным двигателем, к которому цеплялись упрощенные вагоны. Ходил по расписанию.

Миасский мотовоз в литературе

Миасский мотовоз описывается в книге Бориса Миронова «Война была еще вчера»

«…Город был перенаселен. Нынешний центр, так называемый автозавод, только строился и являл собой построенный на скорую руку поселок, почти сплошь состоящий из бараков. Они были не в состоянии вместить всех работников автозавода, и потому огромное количество их, не считая коренного населения, проживало в старом городе. Здесь же размещались городские власти, культурные учреждения, почти все магазины, большой и шумный рынок. Короче говоря, здесь располагался центр города.

Трудящихся возили на работу на поезде. Точнее, на поездах. Конечная станция находилась на Второй Ильменской сразу же за Трудовым переулком. Сюда по утрам со всех концов старгорода устремлялись толпы работников. Они до отказа заполняли четыре вагона. На нижних полках сразу же начиналась игра в карты. На вторые и третьи багажные забирались желающие доспать. Поезд шел до станции Мотовозной, что совсем рядом с теперешним путепроводом. Здесь народ высыпал из вагонов и спешил к переходу через стальную союзную магистраль к остановке, где их уже дожидался второй мотовоз. Он доходил до самой проходной автозавода. Эти две сцепки назывались мотовозами, потому что по первости вагоны перемещались именно мотовозами. И только потом их заменили настоящими паровозами, а название так и осталось».

Авария

На месте захоронения погибших в аварии в 1944 году нет памятника

В ноябре 1944 попал в аварию, в которой, по некоторым сведениям погибло более 200 человек. На месте захоронения погибших в аварии в 1944 году нет памятника

Так случилось и в этот раз. Владислав Леонидович Павлов, уроженец Миасса, проживший 40 лет в Петербурге и снова вернувшийся на родину, пришел в редакцию (Миасский Рабочий, прим. редакции) , чтобы напомнить о страшной аварии, произошедшей в Миассе в 1944 году.

— Мало кому было тогда известно об этой трагедии, — было заметно, что Владислав Леонидович взволнован. — Нигде о ней не упоминали — ни в газете, ни по радио. И я об аварии узнал только спустя 50 лет. Увидев камень около ДОСААФа, решил найти могилу, где похоронены погибшие. Служители Свято-Троицкого храма не смогли указать место захоронения. Зато бомжи взяли за руку и привели прямо к могиле. Что я там увидел? Ямки от чугунных столбиков (сами столбики давно украдены) и — новые захоронения! От прежней братской могилы не осталось ничего. Ни памятника, ни оградки, ни фамилий…

Сомневаюсь, кстати, что фамилии вообще были. Но ведь эти люди жили, работали, строили завод, делали машины для фронта — и погибли ради нашей общей победы. Не по-человечески это как-то — забросать могилу землей и забыть про нее навсегда.

Владислав Леонидович, думается нам, абсолютно прав. Почему о первых автозаводчанах, совершавших трудовые подвиги в тылу под стать военным и погибших по нелепой случайности, ничего не известно? У многих из них наверняка остались родственники — здесь, в Миассе, или даже в Москве. Захотят потомки помянуть своих бабушек и дедушек — и не найдут могилы. А если и найдут, то как смогут удостовериться, что это та самая могила и что именно здесь нашел последнее пристанище героический предок?

Свидетельства очевидцев и выживших в той катастрофе, из газеты «Миасский Рабочий»

Павел Петрович Рыков

В 1943 году я окончил семь классов, мать хотела отдать в ремесленное, но друг моего деда ей сказал: «Ты, Зина, Павла в ремесленное не отдавай, там ребята друг у друга хлеб отбирают. Лучше пусть идет золото мыть!» И мама послушалась, послала меня мыть золото. Нас, детей, в семье было семеро, я старший, две сестренки умерли в войну (хлеба-то давали по 150 г, мы мазали его солидолом и ели…). Сосед Женя Свинин на автозаводе работал, погиб в аварии, я его помогал хоронить. А мой друг Петя Белков успел вскочить на подножку последнего вагона и потом мне рассказывал: «Уцепился за поручень, почти висел — так много народа ехало. Вижу — поезд нам навстречу. Загудели оба! Некоторые начали прыгать на ходу. И я тоже прыгнул, угодил прямо на камень, ногу сломал…» Потом доктора Петру ногу слепили, но, видно, неудачно — всю жизнь хромал, однако жил долго, лет 80.

Виктор Алексеевич Романов

— Мне было 16 лет, я работал слесарем в инструментальном цехе. В тот день у меня была вечерняя смена, но начальник предложил за отгул пойти на разгрузку угля. После того, как со станции пришел мотовоз с людьми, которые ехали на вечернюю смену, должен был пройти состав с углем. Мы долго ждали состав с углем и вдруг услышали крики: «Авария! Авария!» Все бросились на место крушения и увидели страшную картину — разбитый состав и тела погибших. Один паровоз буквально втиснулся в бампер другого. Из разбитого окна торчали ноги…

Вениамин Иванович Жмаев

— Я тоже в войну работал на золоте. Жил на улице Динамитной, а недалеко от нас жили Елизарьевы. Около их дома была полянка, колодец, мы туда по выходным ходили в бабки играть. Так вот Леонид Елизарьев (кажется, он был 1925 или 1926 года рождения) и его сестра работали на автозаводе. Леонид погиб в аварии, а сестра выжила.

Вера Дмитриевна

— Я работала зуборезчицей в цехе коробки скоростей, обслуживала девять станков. В тот день приехала на завод утром, а мастер отправил меня обратно: «Придешь вечером, во вторую смену!» Вечером, часов в восемь, снова приехала на мотовозе. Зашла в цех, там темно, нет никого. Испугалась, побежала на остановку мотовоза. Мой знакомый Сергей Тиунов, обгоняя меня, крикнул: «Пошли в первый!», но я залезла в тамбур последнего вагона.

Примерно в половине девятого мотовоз отправился. Вместе со мной в вагоне ехали молодые заводчане Миша Щелкунов, Вася Россомахин, Вера Бедностина, Аня Фадеева, Аня Лукина, Ваня Батурин (все они выжили в аварии). Доехали мы до Песочной горы, я даже задремала, стоя в тамбуре. Вдруг гудки, резкое торможение, я выскочила из вагона, увидела, что творится впереди, и с перепугу бросилась бежать обратно в завод. А там уже мастер ругается: «Где тебя черти носят? Быстро за работу!» Запустила я свои девять станков, стала работать. В 8 часов утра поехала домой на мотовозе, а сама в окно гляжу: линия уже была вычищена, на месте аварии прибрано, только на снегу кровь... Вот некоторые говорят, что погибло 200 человек, а я думаю, что гораздо меньше. Ну, от силы 30…

Маргарита Михайловна Синицына

— Знаю женщину, двоюродный брат которой, Николай Сергеевич Шопин, погиб в той самой катастрофе. Нашли его под вагоном, похоронили рядом с родственниками. К нашим поискам подключился ученик школы № 17 Дмитрий Скачков, нашедший и опросивший нескольких очевидцев железнодорожной аварии. Он же сообщил нам, что, если верить его собеседникам, старые липы в районе автозавода были посажены рабочими в память о погибших автозаводчанах.

Александровна Демьянова

— В тот день я припозднилась на работе, так как убирала около станка. Мотовоз уже тронулся, я долго бежала, пытаясь ухватиться за поручень, но не смогла это сделать. Расплакалась, что придется идти пешком, и даже подумать не могла, что только благодаря своему опозданию осталась жива. Вместе с другими рабочими пошла пешком, и через пару километров мы увидели вагон, лежащий на боку, раненых людей, услышали крики, шум, плач, ругань. Один из паровозов целиком в первый вагон зашел, другой только набок накренился. Утром многие токарные станки молчали, потому что на них некому было работать.

Августа Петровна Гудкова

— С 1942 года работала на заводе в цехе мотор-2. Мастером цеха был Василий Федорович Буробин. Жила я в маленьком домике в поселке Заречье. Во время аварии погибла моя подружка Лида Студенкина, а Маша Ермакова была сильно ранена, долго лежала в больнице и осталась инвалидом на всю жизнь.

Анна Дмитриевна Килиевич (Суханова)

— Работала в цехе прессовый-1, жила на улице Дражной. В день аварии погибло много людей, некоторые скатились с насыпи и стонали, к ним подбегали врачи и те, кто остался цел и невредим. Всю ночь в больницу возили раненых. Было очень страшно, мы плакали. А как же иначе? Мы ж были молоденькие…

View the embedded image gallery online at:
https://www.wiki-miass.ru/miass/motovoz.html#sigProId9ab6584576

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter